Владимир Андреевич Марсаков
Владимир Андреевич Марсаков
3180
ведущий научный сотрудник
доктор физико-математических наук
профессор
OFFLINE

Контактная информация

...
-
-
-

Дополнительная информация

-
  • пространственное распределение, кинематика и химический состав звёздных населений Галактики;
  • структура, формирование и эволюция подсистем Галактики.

Родился 9 мая 1947 года. Окончил физический факультет РГУ по специальности «астрофизика» в 1970 г. В период  с 1970 г. по 1972 г. служил в Советской армии в качестве командира взвода. С 1972 года работает в НИИ физики РГУ, сначала младшим научным сотрудником, с 1979 года старшим научным сотрудником, а с 2006 года – ведущим научным сотрудником. С 2003 года работает по совместительству доцентом, а с 2008 года профессором на кафедре физики космоса ЮФУ.

В 1981 году защитил кандидатскую диссертацию «Статистическое исследование химических и кинематических свойств населений Галактики», а в 2007 году – докторскую диссертацию «Структура и эволюция подсистем Галактики».  В 1988 году присвоено учёное звание «старший научный сотрудник», а в 2010 году присвоено учёное звание "профессор".

Знак "Ударник одиннадцатой пятилетки" - пр. Минвуза РСФСР от 06.01.1986 г.

Звание "Ветеран РГУ" - пр. ректора РГУ №1427 от 30.11.1990 г.

Основные научные достижения:

  • Предложена модель активных фаз в эволюции Галактики, объясняющую формирование ее многокомпонентной структуры и распределение тяжелых элементов в звёздах разных её подсистем.
  • Обнаружены точки поворота на диаграмме «цвет – абсолютная звёздная величина» для звёзд тонкого диска и показано, что нижние огибающие главных последовательностей звёзд разной металличности совпадают между собой.
  • Показано, что связи металличности и относительного содержания магния с возрастом в галактическом диске не являются однозначными и среди звёзд одинакового возраста существует реальная дисперсия химического состава.
  • Найдено, что в тонком диске абсолютные величины радиального и вертикального градиентов металличности, а также вертикального градиента относительного содержания магния систематически уменьшаются при переходе к более старым звёздам.
  • Обнаружено, что в тонком диске Галактики скорость звездообразования уменьшается с увеличением галактоцентрического расстояния и за пределами солнечного круга звездообразование какое-то время отсутствовало, тогда как внутри его этот процесс проходил непрерывно.
  • Обнаружены свидетельства в пользу большой длительности процесса звездообразования в толстом диске.
  • В толстом диске обнаружены вертикальные градиенты металличности и относительного содержания магния, которые могут появиться в подсистеме только в случае формирования ее или в условиях медленного коллапса протогалактики или в случае неоднократного «разогревания» звезд первичного тонкого диска массивными галактиками-спутниками.
  • Показано, что массы шаровых скоплений уменьшаются с уменьшением массы их родительских карликовых галактик.
  • На основании обнаруженных связей между относительными содержаниями магния, значениями металличности и элементами орбит аккрецированных звёзд выдвинуто предположение, что при уменьшении масс карликовых галактик в них одновременно уменьшаются максимальные массы сверхновых SNe II, а следовательно, и выход a-элементов.
  • Приведены доказательства того, что значительное количество малометалличных объектов, принадлежащих в настоящее время нашей Галактике, образовались за ее пределами и что свойства звездных населений как дисковых, так и сферических подсистем Галактики во многом обусловлены влиянием близких галактик-спутников, теряющих под действием ее приливных сил межзвездное вещество, отдельные звезды и шаровые скопления.
  • Выдвинуто предположение о генетической связи шарового скопления Омега Центавра и звёздного потока Центавра и принадлежности обоих объектов карликовой галактике-спутнику, распавшейся под действием приливных сил Галактики. Восстановлена хронология звездообразования в этой карликовой галактике.
  • Показано, что содержание тяжелых элементов в звёздах тонкого диска начало резко увеличиваться  4-5 млрд. лет назад, тогда как до этого обогащение межзвездной среды происходило лишь на стадии образования гало и толстого диска Галактики, то есть более 10-12 млрд. лет назад. Сделан вывод, что 4-5 млрд. лет назад произошло увеличение скорости звездообразования, спровоцированное, скорее всего, взаимодействием нашей Галактики с галактикой-спутником.
  • Анализ химических и кинематических параметров рассеянных звёздных скоплений Галактики показал, что значительная их часть образовалась при воздействии на межзвездное вещество тонкого диска внегалактических объектов, таких как высокоскоростные облака, карликовые галактики и шаровые скопления. Другими словами, многие звёздные объекты тонкого диска Галактики частично состоят из вещества, прошедшего химическую эволюцию вне единого протогалактического облака.

Научная деятельность